Главная / Армия / Экспорт вооружений / Как приостановка продаж США оружия Турции отразится на американском ОПК

Как приостановка продаж США оружия Турции отразится на американском ОПК

«Ущерб нацбезопасности»: как ОПК США страдает из-за Турции

«Ущерб нацбезопасности»: как ОПК США страдает из-за Турции

Подобно тому, как администрация Дональда Трампа хранит молчание о приостановке продаж оружия Турции, так и воздерживаются от каких-либо заявлений предприятия…

close

«Ущерб нацбезопасности»: как ОПК США страдает из-за Турции

Как приостановка продаж США оружия Турции отразится на американском ОПК

Подобно тому, как администрация Дональда Трампа хранит молчание о приостановке продаж оружия Турции, так и воздерживаются от каких-либо заявлений предприятия американского ОПК. При этом гипотетически американские производители могут даже выиграть от решения конгресса, о котором стало известно накануне.

Решение конгресса США заблокировать продажу американского оружия Турции, о котором ранее писала «Газета.Ru», непременно окажет влияние на американских производителей. Тем не менее, они не спешат вмешиваться в сложившуюся ситуацию.

Два источника издания Defense News, связанных с крупными оборонными компаниями, заявили, что не видели свидетельств полномасштабного лоббирования со стороны промышленности, чтобы расчистить путь для этих сделок, которые включают новые продажи и продление существующих контрактов.

Вместо этого среди подрядчиков существует негласный консенсус: переждать до тех пор, пока не закончится напряженность в отношениях между Соединенными Штатами и Турцией, или пока новые политики в администрации Байдена или второй администрации Трампа не изменят решение Белого дома не работать с Турцией.

«У нас сложилось впечатление, что все, что требует уведомления конгресса, не будет продвигаться в этом году», — сказал один из источников.

Как правило, оборонная промышленность внимательно следит за вопросами экспорта вооружений и военной техники.

Согласно данным Стокгольмского международного института исследования проблем мира (СИПРИ), с 2015 по 2019 год сумма оружейных сделок между Соединенными Штатами и Турцией составила почти $1 млрд.

За это время Турция вошла в топ-20 покупателей американского оружия, закупив самолеты и ракеты. Турецкие военные в настоящее время проявляют интерес к учебно-тренировочным вертолетам.

Не все поставки оружия в Турцию в настоящее врем прекращены. Более старые контракты еще не приостановлены, и любые продажи оружия — будь то зарубежные военные продажи (Foreign Military Sales, FMS), где правительство США выступает в качестве посредника, или прямые коммерческие продажи (Direct Commercial Sales, DCS), в которых страна имеет дело напрямую с промышленностью на сумму менее $25 млн, не подлежат утверждению конгрессом США.

Но прямые коммерческие продажи и FMS низкого уровня, как правило, являются более мелкими сделками, такими как запасные части, боеприпасы и ремонтные комплекты для устаревшего оборудования. Танки, самолеты и корабли, составляющие основу любой современной армии, остаются областью основных продаж FMS.

Блокировка продаж оружия Анкаре парализовала переговоры о нескольких сделках, в том числе о контракте на модернизацию турецких истребителей F-16. Lockheed Martin выполняет структурную модернизацию части устаревающего парка истребителей F-16 Block 30 в Турции в соответствии с контрактом о прямых коммерческих продажах, который истекает этой осенью.

В 2017 году Defense News сообщила, что Lockheed сможет завершить модификацию всех 35 F-16, включенных в контракт, до 2023 года. Источник в отрасли, знакомый с контрактом на F-16, сказал, что

Lockheed все еще «планирует выполнить требования» заказа и «не предвидит каких-либо изменений в объеме работ или изменений требований».

Когда его попросили прокомментировать турецкий контракт на модернизацию F-16, представители Lockheed Martin сказали, что «любые вопросы, связанные с работами по поддержке F-16, следует направлять правительству США».

Еще один побочный эффект от блокировки продаж оружия Анкаре конгрессом США — угроза сделке на $1,5 млрд между Турцией и Пакистаном по продаже 30 ударных вертолетов T129 турецкого производства, о чем ранее в этом году сообщали Defense News.

Две крупные турецкие фирмы имеют лицензии на производство Т129 и его двигателя внутри страны. Turkish Aerospace Industries производит вертолет в рамках партнерства с итальянско-британской аэрокосмической компанией AgustaWestland. Между тем двигатель CTS800 для вертолета, первоначально разработанный компанией Light Helicopter Turbine Engine Company, совместным предприятием американской компании Honeywell и британской Rolls Royce, производится Tusaş Engine Industries.

Поскольку CTS800 изначально производился в Соединенных Штатах, Турция не может продавать T129 или любую систему вооружения, содержащую этот двигатель, без получения экспортной лицензии от правительства США.

Но поскольку эти лицензии также удерживаются Соединенными Штатами из-за блокировки конгрессом сделок с Турцией по оружию, Tusaş Engine Industries предпринимает усилия по замене двигателя в вертолете T129.

«Пакистан согласился дать нам еще год на решение возникшей проблемы. Мы надеемся, что скоро сможем разработать наш собственный двигатель для Т129», — сказал 6 января министр оборонной промышленности Турции Исмаил Демир. «Через год Пакистан может быть удовлетворен уровнем прогресса в нашем двигателе, или США могут предоставить нам экспортную лицензию», — добавил он.

По словам Джоэла Джонсона, аналитика Teal Group, ранее работавшего в Государственном департаменте и в качестве сотрудника сенатского комитета по международным отношениям, угроза продажи T129 Пакистану вредит Турции не только с финансовой точки зрения.

С одной стороны, продажа укрепляет отношения между Турцией и другой исламской нацией, сигнализируя о повороте страны с Запада на Восток.

Увеличение годового экспорта оборонной продукции также является ключевым приоритетом для Эрдогана, который в 2015 году пообещал увеличить продажи оружия до $25 млрд к 2023 году и избавить турецкую оборонно-промышленную базу от поставок иностранных комплектующих.

«Это нервное окончание, очень чувствительное для Эрдогана. По сути, дело не в вертолетах, а в символике продажи, которая причиняет ему боль», — сказал Джонсон.

Honeywell и Rolls Royce отказались комментировать эту историю.

Геополитический аспект

Нынешнее ограничение продаж американского оружия Турции знаменует собой первое эмбарго США на поставки оружия Турции с 1975 года, после того как Турция вторглась на Кипр, и Вашингтон на три года приостановил продажу оружия и военную помощь Турции.

Некоторые представители отрасли обеспокоены тем, что, если задержка продлится намного дольше 2021 года, отношения между американскими и турецкими оборонными подрядчиками могут ухудшиться по мере истечения срока действия ранее заключенных контрактов, что вынудит турецкие фирмы искать промышленных партнеров в другом месте.

«Сможет ли американская промышленность просто возобновить сотрудничество в сфере военно-технического сотрудничества, как только Эрдоган потеряет власть в будущем?

Я думаю, это самая сложная часть. Политическое решение имеет смысл, но побочные продукты этого политического решения и последствия в будущем могут нанести ущерб и американской промышленности, и национальной безопасности США», — считает один из источников Defense News.

Даже если Турция выполнит все требования правительства США и продажи оружия возобновятся, еще неизвестно, будет ли Турция по-прежнему выстраиваться в очередь, чтобы покупать американское оружие.

По данным SIPRI, за последние 15 лет Турция резко сократила свои расходы на импорт оружия, перейдя с третьего по величине импортера в мире в период 1995–1999 годов до 15 места в 2015–2019 годах.

Последняя сделка в рамках FMS, одобренная госдепартаментом Турции, была в 2018 году. Она предусматривала продажу 80 ракет Patriot MIM-104E с улучшенным наведением и 60 ракет PAC-3 MSE — и это была последняя попытка правительства США побудить Анкару отменить закупку ЗРС С-400 в пользу американской системы ПВО. Этот процесс так и не был завершен, поскольку Турция приняла решение о приобретении С-400. В конце концов, вопрос с Patriot был снят с повестки дня.

По данным Госдепартамента, в 2017 году Соединенные Штаты разрешили продажи вооружения и техники в рамках процедуры DCS на сумму более $587 млн и поставили ВВТ на сумму более $106 млн. В следующем году Соединенные Штаты одобрили более $600 млн и поставили оружия на $136 млн. В 2019 году было санкционировано более $615 млн отправлено ВВТ более $66 млн.

Хотя Соединенные Штаты остаются крупнейшим зарубежным поставщиком оружия в Турцию, страна производит большое количество товаров военного назначения на внутреннем рынке, закупила российское оружие, такое как ЗРС С-400, и даже заигрывала с покупкой китайской ракетной системы в 2013 году.

«У Турции есть достаточно серьезная военно-промышленная база, которая становится более мощной благодаря инвестициям со стороны государства», — сказал военный аэрокосмический эксперт Международного института стратегических исследований Дуглас Барри.

Неясно, поможет ли такая ответная мера, такая как замораживание продажи оружия, усадить Эрдогана за стол переговоров или она еще больше подтолкнет Турцию в объятия России, пишет Defense News.

Североатлантический альянс сейчас очень обеспокоен cложившейся ситуацией, но, по мнению экспертов США, пока этот процесс не выходит за рамки нормы. США очень многое поставили на карту с точки зрения дальнейшей траектории движения Турции, и альянс НАТО тоже многое поставил на карту. Результат проявится в ближайшее время.

Как ранее писала «Газета.Ru», членство Турции в НАТО не является столь критичным для Анкары как в годы «холодной войны». В настоящее время Турция стала региональным игроком номер один, и интересы Анкары сегодня находятся далеко не в сфере сдерживания распространения коммунизма или же парирования российской угрозы.

Иными словами, турецкая стратегия сегодня заключается в создании определенного военного потенциала для действий на сугубо конкретных направлениях, а выбор вооружения и военной техники, которые позволят решать эти задачи, уже относится к современной турецкой тактике.

Подобные направления для Турции в настоящее время вполне отчетливо просматриваются — это Греция, Кипр и Ливия.

Это накладывается и на проблему освоения углеводородов в восточном Средиземноморье. А в этой области явно вырисовывается ось Греция-Израиль — и по районам добычи, и по возможным маршрутам транспортировки сырья.

Совершенно ясно, что тут могут возникнуть разного рода противостояния. Разумеется, в этой сфере необходимы экономические расчеты — что, когда и сколько. Однако военная составляющая при всех прогнозах и оценках в этой сфере имеет самое непосредственное значение. Если нет военной мощи, то и нет никаких рычагов давления. А если что-то есть, то возникает и некая площадка для возможного диалога.

Предпринимаемые конгрессом США меры по блокировке продаж оружия Анкаре могут привести к совершенно обратному результату — не к возможному ослаблению Турции, а наоборот — дать мощный толчок развитию собственной аэрокосмической и в целом оборонной промышленности Турции. НАТО, разумеется, в ближайшее время не рухнет. Однако появление первых трещин на фасаде Североатлантического альянса уже очевидно.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*