Главная / Наука / История / 70 лет назад истребители ВВС США напали на аэродром СССР в Приморье

70 лет назад истребители ВВС США напали на аэродром СССР в Приморье

«Для русских это был Перл-Харбор»: как США атаковали советский аэродром

«Для русских это был Перл-Харбор»: как США атаковали советский аэродром

8 октября 1950 года два американских истребителя атаковали военный аэродром СССР у села Сухая Речка в Приморье, уничтожив несколько самолетов. Советские летчики оказались…

close

«Для русских это был Перл-Харбор»: как США атаковали советский аэродром

Прослушать новость

Остановить прослушивание

70 лет назад истребители ВВС США напали на аэродром СССР в Приморье

8 октября 1950 года два американских истребителя атаковали военный аэродром СССР у села Сухая Речка в Приморье, уничтожив несколько самолетов. Советские летчики оказались не готовы к нападению и не смогли дать отпор. Президент США Гарри Трумэн извинился перед Советским Союзом за инцидент и выразил готовность компенсировать причиненный ущерб. По официальной версии, американские летчики перепутали советский аэродром с северокорейским.

1950 год ознаменовался серией советско-американских инцидентов с участием боевых кораблей и авиации. Так, 8 апреля советский истребитель Ла-11 сбил бомбардировщик ВМС США «Приватир» над Балтикой в районе Лиепаи в Латвии. В мае история повторилась над Чукоткой. Росту напряженности на Дальнем Востоке способствовала начавшаяся 25 июня Корейская война, в которой американцы поддерживали южан, а СССР – северян. Так, уже на следующий день после активизации боевых действий на полуострове южнокорейские боевые суда обстреляли советский корабль «Пластун» в нейтральных водах. В итоге четыре советских моряка получили ранения, причем капитан – смертельное.

4 сентября для наблюдения за действиями неопознанного эсминца, подошедшего на близкое расстояние к порту Далянь, который по договору с Китаем использовал ВМФ СССР, по тревоге поднялся в воздух экипаж советского самолета-разведчика под командованием Константина Корпаева. Его сопровождали два истребителя. На подходе к цели советские самолеты подверглись атаке 11 американских истребителей. После непродолжительного боя в воздухе самолет-разведчик загорелся и упал в океан. Все три летчика погибли.

Кульминацией этого периода, едва не взорвавшей и без того сложные отношения США и СССР, явилась атака двух американских истребителей Lockheed F-80C на аэродром авиации Тихоокеанского флота близ села Сухая Речка возле бухты Перевозной в Хасанском районе Приморского края – это примерно 150 км от Владивостока и 100 км от советско-корейской границы. Аэродром был построен в 1930-е годы и имел грунтовую ВПП, усиленную металлическими перфорированными плитами. Такие комплекты СССР в период Великой Отечественной войны получал от США по ленд-лизу.

Под удар попала 1-я авиаэскадрилья 821-го полка 190-й истребительной авиационной дивизии 54-й воздушной армии, находившаяся на боевом дежурстве.

Но в боевой готовности пребывало только дежурное звено. Остальные летчики в тот воскресный день отдыхали: в понедельник должны были стартовать учения. В 16:17 со стороны Владивостока на небольшой высоте появилась пара самолетов необычных очертаний. Они неожиданно снизились и открыли пулеметный огонь.

Американские машины прошли над аэродромом на бреющем полете, расстреливая стоявшие без движения самолеты из бортового оружия. Было сделано два захода. По иронии, Lockheed F-80C атаковали самолеты американского производства Bell P-63 Kingcobra, также поставленные советскому Союзу по ленд-лизу и к 1950 году уже изрядно устаревшие. Налет получился настолько ошеломительным, что советским летчикам не хватило ни времени, ни возможностей, чтобы подготовиться к отражению угрозы. Повреждения получили шесть самолетов. Еще один выгорел дотла. Сведений о потерях среди личного состава 821-го авиаполка никогда не публиковалось. Считается, что жертв среди советских военных удалось избежать.

«Загоревшиеся самолеты потушили. Некоторые из них потом удалось отремонтировать, но около десятка пришлось списать, — вспоминал инженер 190-й истребительной авиационной дивизии Л. Манзон. — Американская разведка накануне получила данные о размещении советских самолетов вблизи границы с Кореей. Все успокоились, узнав, что никто из людей не пострадал. Командование нашей дивизии ответственности не несло — полк на этот период вышел из состава дивизии. Не предъявили претензий и командиру полка — его не было в момент ЧП на Сухой Речке».

По словам Манзона, основную вину возложили на начальника штаба. Кроме того, командиров дежурной эскадрильи и дежурного звена попытались уличить в трусости. Делом занялась военная прокуратура. В итоге начштаба осудили за то, что он, в нарушение инструкций, разрешил поэскадрильное размещение самолетов на стоянках, и за то, что не организовал сразу после перелета связь с ПВО Владивостока. Самого Манзона привлекли к разбирательствам в качестве эксперта. На вопрос следователя о том, можно ли было сбить американские самолеты с земли оружием истребителей, он объяснил, что пулеметы там закреплены неподвижно. Поэтому летчики дежурного звена могли бы поразить лишь свои же самолеты.

Знаменитый советский летчик-ас Владимир Забелин, занимавший в то время должность заместителя командира 3-й авиационной эскадрильи по летной подготовке 821-го истребительного авиаполка, замечал в одном из интервью, что «на самом деле было повреждено более двадцати самолетов, а в полку по штату всего сорок самолетов должно быть».

Lockheed F-80C пилотировали Олтон Квонбек и Аллен Дифендорф. Объясняя позже свои действия, они утверждали, что сбились с пути из-за ошибки навигации и приняли советские звезды на фюзеляжах воздушных машин за северокорейские. Полковник Забелин, однако, считал, что никакой путаницы не произошло – американцы прекрасно знали, чьи самолеты в их прицелах.

«Это была чистейшая провокация. Они прекрасно знали, куда летят. Пролетели сто километров от нашей границы с Кореей. Они все прекрасно знали. Это придумали, что молодые летчики заблудились, и прочее, ерунда. Про жертвы я не помню. Убитых, во всяком случае, не было», — резюмировал летчик.

Налет длился несколько минут, но его последствия еще долгие годы ощущались в советско-американских отношениях и серьезно отразились на ходе Корейской войны.

На следующий день, 9 октября 1950 года, заместитель министра иностранных дел СССР Андрей Громыко вручил послу США в Москве ноту протеста. Реагируя на произошедшее, американский президент Гарри Трумэн выступил с обращением, в котором признал вину США и предложил «предоставить средства для возмещения любого ущерба, нанесенного советской собственности». Американцы сообщили, что инцидент стал результатом навигационной ошибки и плохого расчета летчиков, а командир соединения истребителей был снят с должности.

В 1990 году в газете The Washington Post вышла статья под заголовком «Моя короткая война с Россией» за авторством одного из двух летчиков, расстрелявших Сухую Речку, — Квонбека. Как и его начальство 40 годами ранее, он отстаивал версию о навигационной ошибке. Ветеран утверждал, что принял объект за военный аэродром КНДР.

«Я не знал, где мы находимся. Через просвет в облаках я увидел, что мы над рекой в долине, окруженной горами. На аэродроме стояло много самолетов — мечта любого летчика. На темно-зеленых фюзеляжах были большие красные звезды с белым ободком. Времени на принятие решения почти не было, топливо тоже было на исходе. Я зашел слева, выпустил несколько очередей, мой напарник Дифендорф делал, как я. Для русских это было, как Перл-Харбор», — писал Квонбек.

Источник

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показан. Обязательные для заполнения поля помечены *

*